ОХОТА НА КАБАНА С “СУЧКА”

В неурожайные годы кабан вынужден искать корма на полях. И чем их больше будет в округе, тем сложнее будет просчитать, где он выйдет на них в ближнюю ночь.
Процесс этой охоты длится не более 2-3 часов. Но если с вечера  кабан не выйдет, придется ждать его до утра. Да и то, где гарантии. И до утра сидеть не практично. Машина рядом - проще вернуться домой, успеть выспаться, а к следующему вечеру подыскать другое место.
Это как в шахматах - ”кто-кого” заранее посчитает, тот и победит. Сегодня здесь, а завтра там...
Поэтому засидки  типа “лабаза” на “солонцах”, на “сучке” не делают.
Для этого практичней найти хороший выход кабана на поле, залезть на ближнее дерево и поудобней устроиться на ветке т. есть “сучке”. Отсюда и название этого способа охоты. Но на поле может выйти не только кабан. И если не знать характерных особенностей выхода каждого, можно ошибиться и высветить другого зверя. И оно бы все ничего - засвеченный зверь не убегает, а спокойно отходит подальше.
Но если есть цель - добыть кабана, а засвеченный зверь, да еще пуганый, окажется козой или изюбром то они, своим “лаем”, могут отпугнуть подошедшего к полю, кабана. И даже если он решится переждать, охота растянется еще на время. Вот и думайте, светить на каждый шорох или нет, да и зачем. Учуяв на поле козу или изюбра, кабан и сам быстрее выйдет. Он будет уверен, что их присутствие на поле - это гарант того, что вблизи нет никого другого.
И в тоже время, определив на слух, только присутствие на поле неизвестно кого - ведь это может быть и хищник, кабан не решится на выход. А если и выйдет, то только в том случае, если с поля будет дуть встречный ветер и он на “нюх” определит, что этот ветер несет. Поэтому, желая аккуратно отпугнуть “ненужного” зверя, издайте некий шум, неотождествленый в его понимании с присутствием человека, типа короткого, но повторно повышающегося шума листвы - для этого достаточно слегка потрусить  ближней веткой.
Только в этом случае, услышав знакомый шум той же листвы, но вызывающий некое сомнение, зверь, на всякий случай, спокойно отойдет подальше.
Приближение кабана можно услышать еще издали, он не коза, которую еле слышно даже по сухой сое. Кабан предпочитает кукурузу, но и на сою начинает ходить после того, когда ее семена созреют. С этого времени вегетационная часть их побегов начинает подсыхать. И когда кабан идет по такому полю, его слышно и за сотню метров.
Перед выходом на поле любой зверь, первым делом прислушается - принюхается, да еще и не раз. И только после этого, если не обнаружит ничего подозрительного, осмелится выйти на поле.
Кабан всегда принюхивается с характерным шумом и если вблизи, то на слух можно определить даже фазы его вдоха и выдоха. В отличие от кабана, у медведя можно уловить на слух только фазу вдоха. Причина этих различий в том, что вдох - выдох кабан делает носом, а медведь выдыхает чаще пастью.
Если подслушаете выход зверя к полю, да еще под “сучек”, но не услышите, как он принюхивается - а принюхиваться он будет обязательно, вероятнее это будет коза или изюбр. Обоняние у них нежнее и чувственней и им не обязательно втягивать воздух через всю носоглотку.
Но это одно. По косвенным приметам можно определить подход любого зверя даже заранее. По тем же лягушкам. При подходе к ним зверя, они тут же прекратят свою “ква-ква–ква-фонию”. По продолжительности их молчания и т.д., можно определить даже, кто их потревожил, и сколько их было в минимальном количестве. Нужно только внимательней слушать и с учетом опыта правильно анализировать “сей момент”.
Это даст преимущество еще и в том, что позволит заранее подготовиться и настроиться на предстоящую встречу психологически. Взять тот же “мандраж”. На его снятие необходимо время. А если еще и без опыта, неожиданно осознав зверя, да еще под “сучком”, то его можно и  в прямом смысле, зубами прощелкать...
Можно привести десятки нюансов, позволяющих заранее определить подход любого зверя к полю. Но без умения анализировать, все это так и останется теорией. Уясните в этом главное: убедившись, что на поле вышел предполагаемый зверь, “прокрутите” в памяти все то, что способствовало его выходу. Проанализируйте и сопоставьте с тем, что сопутствует выходу другого зверя - конечно, если будет время. Но только так можно, на деле, научиться разбираться и правильно ориентироваться в любых звуках, сопутствующих его выходу.
Коза и изюбр выбирают маршрут подхода с учетом возможности обхода различных препятствий. Поэтому они подходят не спеша, и бесшумно,  обходя даже мелкий кустарник.
Кабан подходит по возможной прямой. Ему без разницы что впереди - болото или “завалы”. И в этом он как “слон в посудной лавке”. Чем осторожней подходит - если в табуне, тем дольше скучиваясь, перед выходом, “топчется на месте”. И если тропы его подхода к полям еще “не набиты”, услышать как он “крадется” можно и за несколько сот метров.
Если те же коза и изюбр предпочитают препятствия обходить, то медведь действует разнообразней. И там, где они, бывает, вынуждены, пусть потихоньку, но продираться через заросли, медведь может преодолеть их снизу, пройтись по стволу упавшего дерева и т.д. И даже невтягивающиеся когти не мешают ему бесшумней преодолевать твердые или каменистые участки грунта или, имея большую площадь опоры своих лап, пройти болотину и т.д.
Но может быть и так, что подход зверя приглушит шумом проезжающих вдали  машин, пролетающим самолетом и т. д. Подобная накладка вполне реальна. И в случае подозрения того, что в близи “сучка”, а то и под ним, появился зверь, уточнить это можно по резко увеличившемуся количеству “гнуса”. И если увеличение количества мошки можно только ощутить на себе, то увеличение числа комара можно определить еще и на слух.
“Гнус” (это общее название всех  местных “кровососов” - “мокреца”, “мошки”, ”комаров”, “слепней” и “оводов”) достает любого зверя. И даже слушая поле, не один из них не сможет долго простоять без движения и выдаст свое присутствие переступанием, легким фырканьем и т.д. В ночной тиши, если рядом, можно услышать даже как та же коза или изюбр “мотнут” ушами! И кстати, если комару еще как-то можно противостоять, то от “мошки” и тем более, миллиметрового “мокреца” не спасает ни пчеловодная сетка, ни любая “химия”. Лучшее природное, средство от ночного “гнуса” - запах пожелтевшего, старого сала, которым смазывают открытые места лица и рук. После этого “гнус” если и садится, то не кусает и сразу улетает. Если, даже свежий кусок сала слегка посолить и в целлофановом пакете 2 - 3 дня подержать на солнце, то оно  успеет пожелтеть и будет готово к применению.
Эффективность, по времени, этого средства зависит от индивидуальных способностей кожи впитывать жир. На сухой коже он будет держаться, минимум, с полчаса. Такое сало перебивает запах пота и своим природным запахом не отпугивает зверя. Время действия этого средства в сравнении с рекламируемой “химией”, ограничено. Зато действует с большей гарантией и не раздражает кожу.
Удостовериться в том, что зверь стоит вблизи “сучка”, можно и при помощи обоняния. Каждый вид зверя имеет свой, специфический запах. Но реальней уловить его и определить в душные, преддождевые ночи, когда воздух, поднимаясь, ”парит” над землей. В такие дни - даже на ходовых охотах, кабана и без собак можно “унюхать” за 200-300 метров. Даже интересно, кто быстрее. Бывает собаки “встанут” на свежий след, крутанутся по месту - определяя направление, и исчезнут из виду, а тут ветром “пых” и накинет - кабан! Подкрадешься к нему, “бац” и ждешь, когда собаки вернутся на выстрел… “Ку - уда лезете, халявщики! Что я вас, на прогулку вывел? Не - ет, разгоню я вас, не нужны мне такие!” Они ведь только интонацию и понимают - морды опустят и в глаза не смотрят, виноваты!.. Так что, с “сучка”, кабана, в такую погоду, унюхает любой.
Но для этого нужно знать запах кабана и задействуя всю поверхность своей носоглотки, вдох - выдох делать одновременно ртом и носом, вдыхая воздух не реже раза в секунду, как это делает любой зверь.
Если не поможет и это, но подозрение, что зверь вблизи “сучка” осталось - перетерпите его в неподвижности... Это главное условие успеха. Без настроя на выдержку нет смысла лезть на “сучек” ради того, чтобы подшуметь себя в неподходящий момент.
Бесшумно просидеть на “сучке” даже пару часов - удовольствие не из приятных. И чтобы его облегчить, используют съемную “сидушку” типа гамака, которая быстро крепится крючками на веревках регулируемой длины к веткам дерева. Нюансы ее конструкции могут быть разными. Но крепить “сидушку” нужно так, чтобы сидя удобно было опираться спиной о ствол дерева, а ноги удобно стояли на нижерастущей ветке.
На слух вид зверя можно определить и по тому, как он ест. Применительно к козе и особенно изюбру можно сказать, что, пережевывая пищу, они, как лошадь - тише, но тоже “гремят” зубами. Кабан тоже перетирает пищу зубами, но при этом и периодически “чавкая”. Медведь, имея другое строение зубов, чаще “чавкает”.
Если эти сравнения упростить для понимания, то коза и изюбр, нижней челюстью, делают горизонтальные движения, кабан горизонтально - вертикальные, а медведь, чаще, вертикальные.
Там, куда коза и изюбр выходят ежегодно, например на заброшенную “зеленку”, то в мягком грунте, набивают тропы подхода к ним на глубину 10 и более сантиметров. При подходе они придерживаются  сухих и не захламленных мест - где есть место маневру для подхода. Поэтому их тропы бывают лишь в самой близи от полей. Кабан к ним чаще подходит под прикрытием зарослей низменных болотин. Высота его троп, пробитых в зарослях, не способствует тому, чтобы ими пользовались коза и изюбр.
И если кто ими пользуется, так это бурый медведь. И не без основания на то, что, при случае, удастся поживиться свежениной или останками подранка, которые можно унюхать вблизи этих троп. Поэтому, сидя над кабаньей тропой, чаще и приходится выбирать из этих двух “кто”. Кабан консервативен в своих повадках и предпочитает выходить на поля по уже проложенным тропам, еще и по этому они быстрее им натаптываются, а значит, и выявляются, чем тропы подхода козы и изюбра.
К полю может выйти и один кабан. Но если подошел табун, его численность будет больше табунка коз или изюбрей, предпочитающих держаться семейными группками, не превышающими 2 - 3 штук. Поэтому, зная привычку любого зверя, тем более пуганого, прислушиваясь, “топтаться” перед выходом на поле, можно уловить, на слух, как табун несколько рассредоточивается вдоль линии соприкосновения поля с тайгой и определить сколько, минимум, зверя подошло, и уже, на основе этого, предположить его видовую принадлежность.
Во время своих миграций коза объединяется в большие табуны и можно ошибиться. Но и в это время, они пусть и придерживаются общего направления, обособленно держатся семейными группками. Одновременный выход такого табуна возможен только когда он, впервые наткнулся на кормовое поле. Но  при желании задержаться в этих местах, уже к следующей ночи, этот табун рассредоточится еще больше. Да не грех будет, и ошибиться и высветить переходной табун коз - это дело редкого случая.
Табуном, даже в 5 - 8 штук может выйти и изюбр. Это пусть и ежегодная, но тоже редкость. Но в таком количестве он может выйти на поля  только в конце своего гона. Когда у рогача ослабевает неуемное раньше желание прятать его в укромных местах тайги. И он, вынуждено, выводит, начинающий распадаться гарем кормиться в поля. Но это редко когда бывает продолжительней недели, так что...
В неурожайные, на корма, годы, голод вынуждает кабана регулярно ходить на кормовые поля и делает его менее осторожным, а порою и наглым. И если кабан не пуганый и ходит на единственное в округе, поле, да еще небольшое и поэтому, вероятней, по единственной тропе, то в случае промаха может вернуться по ней на тоже поле в течение 1 - 2 часов.
Если стреляный кабан сразу не лег на месте - первым делом все внимание нужно уделить тому, чтобы, на слух, проследить ход подранка как можно дальше в глубь тайги. Это для того, чтобы если и не сразу, то по утру, знать, где начинать его искать. С этой целью, “под рукой” желательно иметь “рабочую” собаку, которую, до случая, оставляют в багажнике или салоне машины. Пусть заодно покараулит ее от тех же егерей, лаем даст знать...
Ожидая повторного выхода кабана после явного промаха, не стоит “следить” - слазить с “сучка”, сбрасывать стреляные гильзы и т.д. В предстоящем урожае кабан будет вынуждено ходить на поля до начала осыпи желудя или кедрового ореха и до этого, его повторный выход вполне реален. С началом осыпи - при недостатке кормов, кабан еще будет ходить на облюбованное им поле по привычке, но спугнутый, тем более выстрелом “в ту сторону”, в ближние ночи на это поле уже не придет. Тем более, если вблизи будут другие поля.
Пуганый кабан смелее выходит на поля в безлунные ночи. Или до появления луны и после ее заката.
В предчувствии затяжной непогоды, кабан, как и другой зверь, старается наесться впрок, поэтому, даже пуганый, может выйти на поле по светлому. В пуганом табуне первыми подходят и выходят на поле молодые несмышленыши.
Перед наступлением темноты, еще раз  внимательней осмотритесь и запомните выделяющиеся на поле валежины и кусты. В лунные и звездные ночи они будут выделяться на общем фоне и формой быть похожими на кабана. Учтите и то, что под воздействием ветра их тени могут изменять свои очертания и с виду быть подвижными...
Если “заострите” внимание на подозрительном силуэте, не высматривайте его “упертым” взглядом. Силуэт сразу начнет “размываться” в очертаниях. Попробуйте рассмотреть его “периферическим” взглядом. В таких условиях это дает лучший результат. Потому, что такой взгляд лучше фиксирует мелкие движения: сосредоточьте взгляд  вблизи рассматриваемого места или  на 2 -3 раза  “погоняйте” фокусировку глаза до и после его очертаний и этим отрегулируйте “резкость” глаза на цель.
Если с вечера повезло и выбили кабана из табуна - на это место он больше не вернется, особенно если пуганый. Но он в туже ночь, если голодный, может рискнуть и выйти на это поле с другой стороны. Тем более в “голодный” сезон и если это поле - единственное в округе.       
И если будет желание, не снимая шкуры, можно по-быстрому выпотрошить добытого кабана. И не забыв, чтобы не запарить мясо, вставить ветку - две распорок в его брюшину, успеть пересесть на другой “сучек”.
Опасаясь выйти на поле по одной из своих троп, кабан может пойти между ними. И при желании его добыть в такой ситуации, проще не мешать ему, а пропустить на поле и добыть с подхода. Днем кабан хороший паникер, с соответствующей этому реакцией мышления выбора им варианта отхода. Но при подходе к нему ночью, даже при нескольких вариантах отхода, ведет себя как тугодум и его заранее “клинит” на запланированное ранее решение вернуться в тайгу через то место, откуда он вышел на поле. И если он не пуганый и в табуне, то, обнаружив, по лучу фонаря, что ближний путь отхода ему перекрыт, не паникует, а где шагом или рысью отходит от края поля к середине на расстояние видимости им прямого луча. На часто посещаемых охотниками полях у кабана вырабатывается рефлекс на луч фонаря, направленный в его сторону и он в секунды срывается с места. Это не в тайге, тем более, если посевы будут ниже уровня его глаз.
Но если кабан не успел далеко зайти в поле - предпочитает прорваться даже через цепь охотников, перекрывших ему отступление в тайгу, наивно полагая, что для этого можно безопасно “пролететь” и в нескольких метрах от кого из них.
Плюс этой ситуации в том, что предоставляется хорошая возможность расстрелять кабана в упор, а минус - в том, что под такого кабана можно попасть и самому... Причина этого в азарте, доминирующим в это время над теми, кто решился на такую охоту. Бывает, что по собственной инициативе, ради интереса - когда напарник отстреляется, или, услышав, что кабан пошел на прорыв в его направлении, светишь в его сторону и в азарте забываешь о том, что затаившийся кабан может быть и напротив и подхлестнутый выстрелом пойти на прорыв и даже без злого умысла, случайно, сбить с ног...
В принципе, если с умом, в этой охоте нет ничего страшного. Засвеченный и потому заранее настроенный на отход кабан умышленно на охотника, не бросится. Даже раненый, он на ходу не успевает оценить сложившуюся ситуацию и продолжает свой прорыв в “зацикленном” направлении.
Другое дело, если столкновение с ним допустите по собственной “инициативе”. Если оно будет касательным, то в худшем случае отлетите в сторону. Серьезней могут быть последствия при столкновении. С учетом среднего роста кабана, удар может прийтись между коленным и тазобедренным суставами. Но, впрочем, и в таких ситуациях все чаще заканчивается комически: то, что кабан пробежит по случайно сбитому им охотнику, это одно. Другое - если охотник будет выше среднего роста и при столкновении окажется не под кабаном, а на нем - бывало и такое...
Заметив набегающего кабана в последний момент, инстинктивно отскакиваешь в сторону, не успеваешь даже прицельно отстреляться. Но, вернувшись, домой, не одну еще ночь будешь “переваривать” такую ситуацию и все равно придешь к выводу о том, что успел бы, и нужно было стрелять! Сомнение может быть только во времени, успеете ли, при необходимости перезарядиться и достаточно ли будет, для безопасности, отскочить на 1 - 2 шага в сторону. Но кабан - не тигр и не медведь, которые “пролетая” мимо даже на этом расстоянии могут достать лапой... Возьмите, для сравнения корриду. В отличие от прорывающегося кабана, настроенный атаковать бык и то не успевает достать человека на этом расстоянии. Тем более дикий кабан, который “летит” на большей скорости. Он и при желании не сможет сразу остановиться и если что, перезарядиться успеете...
Сразу после выхода на поле, кабан ведет себя насторожено, поэтому предоставьте ему возможность зайти подальше и успокоиться. Но, не забывая учитывать высоту и плотность посевов, на расстояние, не превышающее возможности отстрелять его, не заходя на поле самому.
По стерне - вдоль края поля или дороге, подойти  к нему можно бесшумно. И если дорога будет выше поля, это увеличит прицельную дальность выстрела. Но не его возможности - по субъективной вине механизаторов культивирующих и сорняки, высота которых в 2 - 3 раза, бывает, превышает ту же сою...
Если удастся перекрыть кабану отход своим следом, то засвеченный во время кормежки, он спокойно отходит вглубь поля на расстояние прямой видимости им луча фонаря. На кукурузном или заросшем сорняками соевом поле оно не превышает расстояния в 30 - 40 метров. Если соевое поле в просветах сорняков или высота кукурузы, посеянной под осень на силос, не превышает метра - это расстояние может быть запредельным для гладкоствольного оружия. Поэтому не пытайтесь еще издали, при подходе, искать кабана лучом фонаря. Надежней будет, притемнив его кистью руки, светить себе под ноги, пока, полагаясь в большем на слух, не определите точно, где он находится, и не обрежете ему отход в тайгу напрямую. И даже если кабан пойдет на прорыв вблизи вас, не забывайте о понятии прицельного выстрела.
Используют этот способ охоты до начала уборочной страды. Но когда “все это колхозное - все это мое”, главное для них - не урожай, а отчетность. Во время проливных дождей вода может подтопить эти поля. И кто будет ждать, когда их низины подсохнут или возвращать на поля технику, если основная масса урожая будет убрана? Со временем подтопленные участки подсохнут, и кабан вновь начнет ходить на них по ночам.
Если кукурузе небольшие наводнения не страшны, то соя ляжет по течению и ее частично замоет землей и растительным хламом. Часть такой сои со временем поднимется, и можно было бы собрать что осталось. Но опять, с учетом времени, технических возможностей и экономической целесообразности. И если небольшие участки низменной кукурузы кабан быстро опустошит, то на заброшенное соевое поле будет ходить и “копытить” ее из под снега - в голодный год - всю зиму.
Есть еще одна причина, по которой, под снег, уходят десятки, а то и сотни гектаров неубранных полей.  Это стремление агрономов “от сохи” в не должного учета погодно-климатических условий Приморья, продлить вегетационный рост высеваемой на “зеленку” кукурузы или сои. И в непогоду все заканчивается тем, что на основе экономических перерасчетов оказывается выгоднее забросить такие поля.
Но и в раннюю или дождливую осень эти культуры успевают дать, пусть и меньший от ожидаемого, но урожай, и это привлекает  кабана.
Если на прилегающих к полям склонах сопок, среди преобладающих лиственных деревьев растет несколько хвойных, не премините этим воспользоваться и найти время их осмотреть. Вполне вероятно, что под одним из них кабан сделал свою “чесалку”, которую и будет посещать, пусть и через раз, при подходе к полю.
В этом случае можно устроить комбинированную охоту и еще по светлому покараулить его в “засидке”  сначала на “чесалке”, а перед сумерками вернуться на “сучек”.
К “чесалке” кабан чаще подходит с одного направления. Зная это, чтобы не наследить, надежней будет подойти и выбрать место для “засидки” или “сучка” с подветренной стороны.
Ну и последнее. В отличие от способа подсветки выстрела в тайге, в полях, как и на солонцах, стрелять можно, и не целясь... Для этого нужно заранее зафиксировать фонарь на ружье и отрегулировать его луч параллельно стволам. Сделать это можно и перед выездом - в гараже или квартире - закрепите ружье в тисках и направьте стволы в противоположную стену. Прицелившись, совместите “целик” и “мушку” по одной линии. Найдите и отметьте на стене точку прицеливания, прикрепите фонарь, желательно с точечным отражателем, к стволам, если понадобится, включите свет, и совместите луч фонаря с точкой прицеливания. Вот и вся “пристрелка”. При желании найдите, где подкорректировать ее на большем расстоянии, лишь бы не сбить. Тогда хоть с бедра - поймал лучом цель и нажимай!

 

Перепечатка статей без ссылки на сайт www.primlaika.ru запрещена.

 

Ваши комментарии, вопросы и дополнения:

P.S. Сообщения не содержащие ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ будут удаляться.

Комментарии на форуме: