ОХОТА НА КАБАНА С СОБАКАМИ ВО ВРЕМЯ ГОНА

На сегодня в тайге столько желающих, что, с учетом возможностей современного оружия, кабан редко когда доживает до 3 – 4 лет. И встретить даже след 5–6-летнего секача, большая редкость. Но даже след его, как у племенного быка, поражает воображение.
Биологически кабан может прожить и в два раза больше. Мне доводилось встречать таких секачей. Тех же собак он столько перевидел, что не обращает на них должного внимания. Разве что постоит, фыркнет с презрением и пойдет куда шел. Попробуй такого остановить! А и достанут – залезет в дебри, может и лечь. Даже азарт пропадает, неинтересно, да и зачем – он свое заслужил. Но как это объяснить собакам.… И куда до него западному “вепрю”, размерами с 2-хлетнего приморского секачишку.
После гона они впервые покидают табун, и весь год живут по одному, с этого возраста их называют одинцами. Только в декабре они возвращаются в знакомые места гона, но, выжидая, держатся еще обособленно.
Оплодотворить самку может и годовалый прошлогодок. У природы с этим все продумано. И пусть их будет несколько. До двух лет они мирно живут в одном табуне. А в гон, если и сцепятся когда – больше визгу, клыки у них только прорезаются, разойдутся и предпочитают не замечать друг друга, пока не загуляет следующая самка.
Другое дело, если подойдут взрослые секачи. Они не только разгонят эту молодь, но и схлестнувшись с себе подобным, будут биться, пока один не победит и вынудит остальных уйти или, по крайней мере, крутиться вблизи табуна. И в такой ситуации, стоит только появиться собакам, даже если они и закрутят кого, он без долгих раздумий прет на их лай, как тот бульдозер, по возможной прямой. А если успеет разогнать или перебить их до подхода охотников, уходит на поиски своего табуна.
Осмотревшись на месте “бойни”, нужно решить, кого преследовать. Ведь в данной ситуации возможны два варианта. Первым делом нужно определить, куда ушел секач. Если собаки, а вслед за ними и охотники, вклинятся между ним и табуном, секач вынужденно будет отходить в противоположную от него сторону. Если секач окажется между собаками  и табуном, он пойдет вслед за ним. Но это не более чем констатация этого факта. В любом случае есть свои нюансы последующего объединения разбитого табуна.
Чтобы вникнуть в суть, разберем это на примере одного из часто встречающихся вариантов. Когда при охоте с подхода вы пересекали поймы ключей и в одном из них на противоположном, северном склоне наткнулись на гонный табун. Вершина ключа справа, ветер тянет вверх по ключу, собаки вынудили секача отойти в устье поймы, а табун ушел в ее верха.
Защищаясь, секач будет вынужден отходить по наиболее заросшим местам, и если собаки не смогли закрутить его  по чистым верхам, в пойменных дебрях это будет еще сложней. И пусть со временем, но они отстанут и вернутся своим следом.
Убедившись в этом, секач пойдет искать свой табун. Назад ему хода нет. И все еще придерживаясь заросших мест, он дойдет сначала до зарослей, объединяющих поймы двух ключей и уже по ним поднимется в верха следующего от вас ключа.
По тому же принципу пойдет и табун. Уходя от собак, даже по уровню горизонта, он будет подниматься по склону  и вывершит его раньше, чем дойдет до вершины ключа. И уже по ходу перевалит вершину следующего. И пусть обрежет вершины еще нескольких ключей, но, забирая все левее и левее, свернет в наиболее безопасную пойму одного из них. Тем самым, предопределив встречу со своим секачом, так как их следы где-нибудь, когда, но обязательно пересекутся.
Конечно и тем более, если ключ будет длинным, можно вывершить его северный склон напрямую и оказаться раньше табуна в предполагаемом месте его объединения. И даже успеть осмотреться и основательней подготовиться к встрече.
Но реально это возможно, если хорошо будете знать рельеф этих мест или с высоты вывершенного склона сумеете осмотреть его на расстоянии минимум в 1 – 2 ключа. Если нет – практичней будет вытропить   кого-либо по следам.
Возьмем, к примеру, секача. Во время гона он менее осторожен. Уйдя от собак и успокоившись, он не придерживается больше зарослей и поднимается в верха по возможной прямой, только изредка останавливаясь прослушать тайгу и сориентироваться на местности в поисках табуна. Если в этом ему будет способствовать встречный ветер, секач делает минимум остановок, и с понятной настойчивостью, чередуя шаг с рысью, вывершит сначала левый склон того ключа, по которому поднимался. Он еще не раз прослушает тайгу и, забирая все правее, будет резать верха следующих ключей, пока не найдет свой табун.
Но. С утра ветер тянет в верха, и использовать его в поисках табуна он сможет только в ненастную погоду или, выйдя туда, где ветер крутит в верхах. В этом есть своя закономерность. Чем больше в своих поисках секач ориентируется по ветру, тем реже останавливается. Поэтому, тропя его, нужно и самому идти ходом, так как нет смысла идти осторожней, а значит и медленней, там, где он давно прошел. Но не нужно расслабляться. Даже тропя его стороной, не стоит терять его след из виду, иначе можно пропустить тот момент, когда, обнаружив табун, он прибавит в шаге и возможно резко свернет в сторону.
Вот теперь уже да, если тропили по свежему следу, табун может быть в сотнях метров и при подходе нужно быть внимательней. Если успеть, момент воссоединения табуна можно засечь на слух. Свое появление в табуне секач сопровождает глухим гортанным хохотом, который он периодически издает, констатируя, таким образом, спокойствие в округе, удовлетворение встречей, заранее предупреждает возможных конкурентов, предлагает им не только уступить ему тропу, но и главенствующее место в табуне. Ну а если не поймут, секачу придется отстаивать свои права и наводить порядок в табуне, что можно услышать и за километр.
Если сразу решите перехватить ход секача, первым делом определите на слух расстояние до места его последней схватки с собаками. Отбившись от них, он не станет возвращаться своим следом, а, сориентировавшись, в поисках табуна уйдет в верха следующего и так далее ключа. Но пойдет не по прямой, а с учетом рельефа, забирая все правее, по дуге.
Это что в бильярдной геометрии, зная, что угол падения равен углу отражения и взяв за биссектрису линию становика, можно рассчитать пусть примерно третью точку равнобедренного треугольника, то есть то место, куда предположительно должен выйти секач. И пока он будет идти туда по дуге, зная длину стороны воображаемого треугольника напрямую через становик можно успеть туда раньше его.
Да, пока вывершишь становик, да еще бегом, легкие наизнанку выворачивает. Особенно если куришь. Во рту привкус крови лопающихся при перегрузках альвеол легких. Глаза слезятся и видимость как в тумане. Но ведь азарт – дело такое…
Лезешь в верха, как медведь через пень- колоду  и убеждаешь сам себя, что со спуска будет легче. Лишь бы не споткнуться где, да уберечь глаза от веток. Но это – издержки. Зная, что будешь на месте раньше секача, прешь туда, не боясь подшуметь.
Ожидая секача, не забывайте, что, отбившись от собак, он, отдыхая, может простоять на месте еще 5–10 минут. И только убедившись в этом и сориентировавшись по месту, пойдет искать табун.
Если собаки угонят секача в устье следующего ключа, он вынужденно начнет дугу своего поиска табуна начиная с третьего от вас ключа. Такое, впрочем, редко бывает и по узким поймам коротких, в километр, ключей.
Если секач уведет за собой всех собак, ушедший в верха табун быстрее успокоится и свернет в его поисках возможно уже в пойму следующего ключа.
В свою очередь это будет зависеть от конкретного места гона этого табуна относительно общей длины склона и расстояния между склонами следующего ключа. Но не путайте это расстояние с шириной его поймы. Главное – не она, а ширина его северного склона.
Табун, как и секач, идет не по прямой, а по дуге и чем этот склон будет ниже и короче, пусть даже и в широкой пойме, тем вероятнее он срежет ее в верхах и пойдет в низа следующих ключей.
Верха ключей обычно чище поймы, поэтому уйти в низа следующего ключа табун решится, если вершина поймы в месте его перехода будет заросшей минимум в сотню метров. То есть на то расстояние, когда, не видя дальнего склона, он интуитивно свернет в пойму такого ключа как запрограммированный на выживаемость зомби…
Чем дальше собаки угонят секача, тем вероятней табун первым выйдет на его след. Так что тропя секача, пусть секундами, почаще оглядывайтесь и тропите его след стороной, чтобы не спугнуть своим следом табун.
Если псы разогнали табун на несколько частей и не понять, кого тропить, выбирайте крупный след. Движимый стадным чувством, более мелкий кабан, перехватив его ход, свернет вслед за ним.
Во всех этих случаях тропить желательно с внутренней стороны дуги их хода и относительно нее находиться внутри объединяющегося табуна. Если кто из него перехватит ваш след, это его не испугает, так как он пересечет его под углом к своему ходу. И пусть пойдет в том же направлении, но по кабаньему следу.
Если псам не удалось остановить секача, нет смысла искушать судьбу повторно. Дождитесь их возвращения и разверните вслед табуну. За это время он успокоится и пойдет в заранее просчитанном направлении. Оставшись без секача, табун заранее настроен на уход. И даже с собаками, за один раз, из него редко когда удается выбить более одного кабана. Поэтому наибольший шанс на это будет не у того, кто вслед за ними будет нагонять табун по следу, а у того, кто успеет перехватить его ход.
Если решите догнать с собаками секача, а для этого могут быть веские причины: остановить его пыталась одна собака, когда остальные крутили другого кабана. Этот секач – личный должник, за погибших под ним ранее собак, решили выбить его из табуна, чтобы не осложнять в дальнейшем охоты с собаками и т.д., то напарнику, оставшемуся без собак, только и остается, что успеть перехватить ход табуна или тропить его по следу.
Но это одно, и здесь тоже есть свои нюансы: если, не выдержав, секач быстро уведет собак на 2 – 3 километра от того места, где они наткнулись на табун, то слыша их удаление  по лаю собак, загулявшие самки не только не уйдут из этого ключа, но и оставшись, могут развернуть табун и в поисках секача вернуться обратно.
Такое возможно, если в их табуне будет только один взрослый секач. А так, конечно, они не только не задержатся в этом ключе, но и не будут его искать…
Разогнанный табун не сразу сбивается на след одной тропы, и решив вернуться, может пойти любым следом, но уже, пусть и в пол-ветра, с осторожностью и обязательно под прикрытием зарослей. Такая закономерность в поведении табуна наиболее вероятна в начале гона, когда первой в загул уходит самка-вожак, от которой во многом будет зависеть поведение табуна.
Если, гоняя собак, секач отходит вслед за табуном, табун далеко не уходит, тем более, если этот секач – единственный в табуне, и будет ждать его возвращения в ближайших, удобных для безопасного отстоя, зарослях. И тем вероятнее, чем чаще удается секачу выходить  победителем из подобных ситуаций. В таком случае перехват хода табуна не займет много времени. И пусть не повезет, не стоит расслабляться, сходить с тропы, так как на ней может вскоре появиться секач, догоняющий ушедший табун.

Перепечатка статей без ссылки на сайт www.primlaika.ru запрещена.

 

Ваши комментарии, вопросы и дополнения:

P.S. Сообщения не содержащие ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ будут удаляться.

Комментарии на форуме: