ПСИХОЛОГИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ТИГРА С ЧЕЛОВЕКОМ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ СИТУАЦИЯХ

Образ тигра овеян различными и порой необоснованными слухами, легендами и домыслами, которые в значительной мере влияют на создание предвзятого мнения о его повадках, характере и взаимоотношениях с человеком.
Приведу один пример возникновения подобных небылиц. В студенческие годы я играл в  гандбол. В начале 80-х годов мы командой из Хабаровска прилетели в Белгород. Перед очередной игрой все пошли в столовую, я же задержался, чтобы позвонить домой - поздравить жену с днем рождения. Пока дозвонился — времени оставалось только на то, чтобы успеть на автобус, отходящий от столовой. Выскакиваю из гостиницы, февраль — у нас в разгаре «китайские морозы», а здесь теплынь. Я в енотовой шапке, барсучьих унтах по лужам форсирую площадь. Подбегаю к перекрестку как раз под красный свет светофора, машин нет, постовой в стороне. Без остановки пересекаю дорогу, слышу — свистит. Ну, думаю, пусть себе тренируется, надоест — перестанет. Пробежал квартал, посмотрел на часы — успеваю. Перехожу на шаг — впереди уже видны столовая и автобус. Вот тут-то все и началось. «Подлетает» автомобиль ГАИ, из него выскакивают два милиционера, подбегают ко мне, хватают за руки и «вежливо» предлагают проехать с ними в отделение. Причину приглашения сообразил сразу, но, тем не менее, пытаюсь отшутиться, предлагаю деньги — ни в какую. Или, говорят, добровольно сядешь в машину, или вызываем подкрепление… Сел. Разворачиваемся и едем в обратном направлении. Ну, думаю, что бегал, то зря, и стараюсь не реагировать на их эпитеты в свой адрес. Молча смотрю в окно и запоминаю обратную дорогу. Немного проехали — успокоились. Включаю «дурака» и прошу их объяснить причину задержания. Объясняют... Благодарю их за разъяснения и с соответствующей мимикой на лице сожалею о том, что сия цивилизация еще не «докатилась» до Хабаровска. После ска-занного они более пристально осмотрели мою одежду, немного помолчали и один из них, не выдержав, поинтересовался, где находится такой город (представляете!) и как мы там умудряемся жить без светофоров. Ладно, днем — а ночью? Ведь можно запросто попасть под машину. Вот тут уж настала моя очередь «оторваться» по ним в словесном изголении.
Вы что, говорю, придурки, что ли? Какая ночь? У нас ночью по городу только тигры шастают, никого в это время на улицу и палкой не выгонишь. Поэтому, кстати, у нас и алкоголиков нет. Чуть задержался с вечера, под утро от него одна только обувь и остается... Смотрю — поверили. Молча переглянулись, развернули машину и повезли меня обратно. А я, для того чтобы не передумали, успеваю по ходу рассказать им еще о том, как у нас сачками на завтрак ловят красную рыбу в Амуре, в какой руке у Хабарова шапка и т.д. Подъезжаем к автобусу, все уже в сборе, торопят меня, а я стою около машины и с серьезным видом выслушиваю искренние наставления о том, что такое светофор и как им пользоваться...
И ладно я, для меня в тот момент это была случайная и единственная возможность не опоздать на игру. А сколько таких, кто при случае с удовольствием «мнет десны» на эту тему ради хохмы, не задумываясь о том, что подобные знания о тигре где-нибудь при слу-чае повлияют на решимость его отстрела или доведут до предынфарктного состояния.
Писать все о тигре «рука не поднимается» - законодательно он запрещен к отстрелу. Да и не только поэтому, пусть живет. И, тем не менее, начну с того, что тигр не только плотояден, летом он с удовольствием поедает одно растение, запахом которого пропитывается настолько, что его может уловить даже человек. И вот интересная деталь — застойный запах вегетарианца-азиата и летний запах тигра в чем-то схожи между собой, и это, видимо, инстинктивно ассоциируется у него с былой возможностью легкого выбора добычи по этому признаку.
До начала заселения Приморья славянами местные инородцы боготворили тигра, не допуская даже мысли о том, чтобы противостоять его злодеяниям по отношению к себе, и при желании он без проблем не упускал возможности включать их в состав собственного меню.
Сейчас этого, конечно нет. Тигры-людоеды давно уже выбиты повсеместно. Но, тем не менее, эта привычка за многие столетия их безобразия укоренилась на уровне генотипа в их потомках настолько, что до сих пор они неравнодушны к этому запаху так же сильно, как домашние коты к валерьянке.
В очередной раз эта их привычка аукнулась на пришлых китайцах, которые, особенно в 1992-1994 годах, буквально заполонили тайгу юго-западного Приморья в поисках женьшеня и других даров тайги.
Официально это аргументировалось следующим образом. Оформлялось разрешение на заготовки лягушек, заключались договоры на производство сельхозпродукции и т.д. Что-то для отчетности, конечно, производилось, но все их надежды на более быстрое обогащение были связаны с тайгой. И пока одни наживались на них, используя свое служебное положение, другие, вспомнив былое ремесло своих дедов, промышляли их охотой за «фазанами». Приложили свою лапу к этому и тигры. Не берусь утверждать, насколько это точно в процентном отношении, но то, что определенный запах человека до сих пор привлекает к себе тигра, создавая тем самым лишний раз прецедент для нападения, это факт.
Тигр вообще относится к человеку с высокомерным любопытством, но при этом всегда старается оставаться невидимым. Осознав близость человека, тигр старается уяснить собственное отношение по каждому отдельному случаю и при возможности старается проследить за действиями человека. Расстояние, с которого он ведет за ним наблюдение, всегда соизмеряется с учетом собственной скрытности, поэтому зимой тигр предпочитает тропить человека по следам. Летом ему это делать проще, и в случае повышенной заинтересованности тигр позволяет себе заходить выше по пути предполагаемого им хода человека и, пропуская его мимо себя, наблюдать за ним с расстояния в несколько прыжков. Не стоит удивляться тому, как тигр умудряется заранее просчитать предполагаемое место встречи с человеком. Для него это один из излюбленных способов охоты, и в нем он практикуется постоянно. Опытный в отношениях с человеком тигр никогда не допустит своего обнаружения, предпочитая при необходимости вовремя и незаметно для человека уступить ему дорогу. Исключение составляют те случаи, когда под влиянием определенного запаха человека отношение к нему тигра становится до того пренебрежительным, что оно преобладает над былой предусмотрительностью. Тигр считает для себя унизительным уступить дорогу обладателю подобного запаха. Речь не идет об умышленном обострении ситуации тигром с целью дальнейшего нападения на человека. Для этого у него есть другие возможности. В данном случае обострение ситуации и нападение тигра, пусть и не умышленно, провоцирует сам человек.
Как бы пренебрежительно тигр ни относился к такому, тем не менее, ни один из них не допустит, чтобы человек, к примеру, перешагнул через него. Поэтому он рано или поздно вынужден уступить ему дорогу или ревом предупредить о своем присутствии.
Все дальнейшее зависит от того, как человек поведет себя. И как бы неожиданно это ни прозвучало, главное не вздумать в панике убегать, так как у тигра при этом может машинально сработать инстинкт преследования...
Начало атаки тигром своей жертвы, не подозревающей о его присутствии, при определенных ситуациях сопровождается парализующим ее действия ревом, до окончания которого он, как правило, успевает ее накрыть. Этот рев шокирующе действует и на человека, поэтому, не видя тигра, под влиянием его рева он начинает какие-либо осмысленные действия только по его окончании. Но не забывайте, что подпустить или скрасть на это расстояние человека тигру не составит при желании большого труда, и тем более летом. Поэтому, если по окончании своего рева тигр остался невидим, можно быть уверенным в том, что этот рев был не более, чем предо-стерегающим, и самое главное теперь в том, чтобы достойно разойтись.
И именно при подобном стечении обстоятельств всегда намного больше доставалось и достается от тигра тем, кто обладает привлекающим его внимание запахом, так как только таких он осмеливается подпускать на часто безальтернативное для возможного компромисса расстояние.
Но даже и в этом случае более уместным будет сказать не столь о количестве нападений современного тигра, сколь о том терроре, который он устраивает своим преследованием.
Далеко не каждый, даже профессиональный охотник может похвастать тем, что хотя бы раз в жизни встречался с тигром. Для инородца же это довольно частое явление. За одну лишь корнёвку он не единожды может ощутить присутствие тигра. Недаром среди них бытует мнение, что тигр охраняет женьшень. До него ему, конечно, дела нет, но зато он при случае с удовольствием «пасет» самих корневщиков.
Как не бывает дыма без огня или сложившегося мнения без достоверных тому примеров, так и в основе большинства легенд о тигре лежит былая реальность. Но, применительно к сегодняшнему, не стоит забывать о том, что подобное было возможно только по причине раболепствующего отношения человека к тигру и сложившихся на основе этого взаимоотношений между ними.
Суть еще одной, бытующей и поныне легенды в том, что тигр предпочитает нападать на идущего в группе последним, поэтому он должен быть самым  вооруженным и самым опытным. Но решившему напасть на кого-либо из группы людей тигру нет принципиальной разницы, на ком остановить свой выбор. Главными критериями для него являются наиболее выгодные условия для нападения. Исключение может быть только в случае индивидуальной мести или с учетом выбора жертвы по запаху.
Тигр не настолько глуп, чтобы без серьезного повода решиться на нападение, но, даже пропуская людей мимо себя, он, тем не менее, часто умышленно появляется на их следах, демонстрируя этим своё превосходство над человеком. И наиболее часто в тех случаях, когда человек без оружия...
В подтверждение этого у инородцев существует поверье о том, что увидеть подобное поведение тигра — это большой грех со всеми вытекающими из этого последствиями. Считается, что тигру дано свыше познать на расстоянии характер любого человека, и он умышленно позволяет увидеть себя только трусливому. Тем самым, ставя на нем своеобразное клеймо и как бы предупреждая о том, что следующая их встреча, возможно, будет последней для человека.
Представьте себе подобную ситуацию: что-то вдруг неожиданно заставляет вас посмотреть в сторону, и вы видите неподвижно стоящего на открытом месте тигра: мелко подрагивающий кончик хвоста, приподнятый в полуоскале верхний край губы и пристально-презрительный взгляд. Ощущение не из приятных, после этого поверишь не только в бога, но и в черта.
Разъяренный взгляд тигра шокирующе влияет на поведение: глаза широко раскрыты, общий желтый цвет глаз к середине ярче и светлее, зрачков почти не видно. Анализируя впоследствии увиденное, понимаешь суть того, что вызывает шок. Взгляд человека на любой предмет мгновенно анализирует привычные цвета и, что называется, легко отталкивается от них. Цвет разъяренных глаз тигра настолько красив и необычен для быстрого осмысления, что это невольно притягивает и концентрирует на себе все внимание.
Это как искры из глаз. Впоследствии нюансы от подобных встреч забываются, но жутковато-притягивающее ощущение от разъяренного взгляда тигра остается навсегда.
Подсознательно чувство опасности свойственно любому человеку, но мало кто задумывается над причинами его возникновения. Поэтому одни его с излишней самоуверенностью недооценивают, а другие придают этому излишне мистическое предназначение. Шестое чувство возникает в процессе подсознательного анализа того, что невосприимчиво для сознания. В тайге, к примеру, может возникнуть ощущение, что за вами кто-то скрытно наблюдает. Осмотрелись — никого. Один подумает, что померещилось, и будет не прав, другой воспримет это с ужасом и повернет обратно.
Для осмысления этого явления представьте себе следующее: на большой скорости практически невозможно успеть запомнить номер встречной машины, но при этом достаточно лишь на долю секунды окинуть его взглядом, после чего сразу же закрыть глаза, …и тогда можно будет прочитать в них застывшее на определенное время его полное отображение. По такому же принципу срабатывает и подсознательное предчувствие. На фоне растительности мельком окинули взглядом неподвижную часть какого-либо силуэта, отождествленного в вашем восприятии с опасностью и, сразу не осознав, не придали этому значения. Но, тем не менее, в подсознании эта картинка зафиксировалась как нечто требующее более внимательного уточнения. И уже одно это вызывает повышенное предчувствие невидимой опасности, для уточнения которой человек, опять-таки подсознательно, первым делом смотрит именно в эту сторону.
Вообще-то скрытно наблюдать за человеком свойственно любому зверю, но при этом предчувствие опасности, как правило, всегда ассоциируется с животными, представляющими для него наибольшую опасность. Поэтому может случиться и так, что подсознательная идентификация рыжего силуэта козы превратит ее в облик тигра, а кабан или изюбр со страху может стать медведем и т.д.
Предчувствие опасности может возникнуть и за счет обоняния или слуха, если их раздражители слабы для осознания, но, тем не менее, подсознательно ассоциируются с опасностью.
Предчувствие чего-либо вообще не может возникнуть беспричинно — это реальность, но анализировать ее ни в коем случае нельзя под влиянием эмоций, так как это часто приводит к неправильной идентификации любого невидимого раздражителя и на основе этого формирует необоснованную предрасположенность к преувеличению опасности. И это со временем может довести до того, что шорох невидимой мыши будет осознанно ассоциироваться не менее чем с тигром.
Подобное предрасположение доводит до того, что многие из причисляющих себя к племени охотников явно или тайно игнорируют одиночную охоту, не говоря уже о ночной, и именно из-за преувеличенного страха возможной встречи с тигром. И в этом плане тигр невольно становится своеобразным охранным табу природы для многих из них, последствия чего в значительной мере влияют на предвзятое к нему отношение. И в этом прослеживается определенная закономерность. Из всех моих знакомых охотников ратуют за полное истребление тигра как раз те из них, кто и по жизни обладает трусли-вым характером. Такие предпочитают охоту только по птице на полях или по закрайкам тайги на копытных, наивно полагая, что в этом случае встреча с тигром невозможна. Но тигра с одинаковым успехом можно встретить как в тайге, так и на полях. Для того чтобы этого избежать, нужно реально представлять себе ежегодно изменяемую кормовую базу копытных. И если в тайге нет для них корма, то они будут концентрироваться в районе культивируемых человеком полей, а это значит, что и тигра здесь можно встретить реальнее, чем в тайге.
В поисках пищи тигр вынужденно совершает длительные переходы, периодически появляясь и вблизи мест обитания человека. И представьте себе, что вы поехали пусть даже на рыбалку и где-нибудь на плесе увидели размытые солнцем по снегу 25 сантиметровые в диаметре следы тигра. И те, кому довелось их видеть, вспомните свои первые действия. Ведь мало кто первым делом обратит внимание на их свежесть, в основном все сразу начинают оглядываться по сторонам, невольно ожидая для себя всего наихудшего.
Не стоит бездумно бояться тигра. Прекрасно понимаю, что слова
в этом деле без личного опыта общения с тигром мало что значат.
Для того, чтобы иметь хоть какие-то реальные представления о тигре, его можно
сравнить с обыкновенной домашней кошкой, в повадках которой есть
много общего с тигриными - наивное любопытство и пугливость
домашнего котенка, осторожность одичавшего кота, бродяжьи привычки деревенской кошки и характер сиамского кота.     
Соблюдая разумное в общении с тигром, при желании можно для себя многое заиметь. Для того, чтобы набраться личного опыта в тайге, необходимы годы. Далеко не каждый охотник знает многое о тайге, а тем более не каждый из них захочет поделиться своим опытом. Как-то еще в школьные годы я напросился к будущему, первому тестю взять меня с собой на охоту. Подъезжаем к его пасеке, до нее осталось несколько километров, и увидели по следам через дорогу свежий переход табуна кабанов, который пошел вверх по ключу. Вот он мне и говорит: «Я пошел по их следам, а ты отгонишь машину на пасеку, потом вернешься, вывершишь этот ключ по дальнему становику и будешь ждать меня в его вершине. Успеешь?» — «Успею!» Мне-то что, тогда я уже имел несколько первых взрослых разрядов по нескольким видам лыжного спорта. Вывершиваю ключ, кабанов не видно. Тестя тоже нет. Стал уже подмерзать на одном месте, а его все нет. Ну, думаю про него, пень старый, плетется, наверное, вверх, где из последних сил — жалко. Кабана все равно нигде не видно, найду-ка я его и сообщу ему об этом заранее...
Для большей гарантии спускаюсь, прочесывая ключ челноком. На полпути встречаю тестя и с чувством исполненного долга с радостью «докладаю» ему о том, что этот ключ проверен и зверя в нем нет...
Монолог тестя на это был не только нецензурным по содержанию, но и, что самое обидное, не представляющим практического интереса. Из всего этого я уяснил лишь то, что в этом ключе были не только кабаны,  и что разогнал всех я….
И в этом тигр является самым опытным и убедительным учителем. Сам он об этом, конечно, не может рассказать, но об этом можно легко догадаться, тропя и разбираясь в его старых следах: тигр никогда без дела не полезет в заросли, а постарается обойти их стороной. Зимой он предпочитает ходить по старым следам, по тропам, дорогам и т.д. — так многим легче и бесшумней ходить.
Главное при этом — суметь обнаружить зверя первым и заранее, остальное все уже потом. Учуя что-либо неясное, тигр не идет к нему напрямую, а старается издалека, из-под ветра и т.д., сначала уточнить, а уж потом действовать по обстоятельствам. Выйдя на свежие следы, он первым делом спокойно обдумает сложившуюся ситуацию, учитывая многие обстоятельства, и только после этого уже решает, скрадывать или нет. Для большей гарантии встречи со зверем тигр всегда стремится охотиться в местах его концентрации и знает, где его и как искать. Знает, к примеру, о том, что если в этом сезоне кабан пасется на хвоще, то его нечего искать по верхам. Тигр предпочитает не привлекать к себе лишний раз внимание и не распугивать без дела зверя. Поймав его на тропе или солонцах, сначала оттащит в сторону, а уж потом начинает потрошить. Лежки он старается делать так, чтобы самому оставаться невидимым и в то же время наблюдать за всем с возвышенности. На охоту он предпочитает выходить с вечера, в это время наиболее реально увидеть зверя и обнаружить его свежие следы, а за счет более прямолинейных в это время воздушных потоков легче подойти к их обладателям на расстояние, достаточное для гарантии успеха на охоте.
Этому и многому другому можно научиться у тигра, тропя его по следам. Новичку в этом деле не стоит поначалу углубляться в тонкости, пытаясь уяснить для себя что-либо существенное, уставившись в любой, ничего не значащий для него след тигра. Все непонятное нужно замечать по ходу движения, стараясь при этом не топтать следы тигра и идти до следов его неудавшейся охоты или былой давленины. И вот только теперь, прокручивая все уже в обратном направлении, пытаться уяснить для себя что, где, когда и почему. И для этого в первую очередь нужно сопоставить между собой такие понятия, как время суток, ветер, видимость, возможность подхода и т.д. А для большей гарантии в этом протропить не только следы тигра в пяту после случившегося, но и следы того, кого он скрадывал.
И еще раз про треп о тигре. За это, как говорится, денег не берут, но этому всегда могут быть свидетели, которые введут при случае как минимум в неловкое положение и не прибавят такому веры в последующем. Как-то раз, задержавшись зимой на охоте, мы возвращались домой уже по темноте, и вдруг в свете фар автомобиля увидели тигра. Заглядевшись, слетели с дороги. Пока то да се, я рассказал всем случай, который произошел со мной ранее в подобной ситуации. На этом, в принципе, приключения той охоты и закончились, но имели продолжение в последующем. Через несколько дней я заехал по делам к тому, с кем был на этой охоте, и в ожидании разговорился с его водителем. «Ну, что, — спрашиваю, — как сезон?» - «Нормально, мы с моим шефом тут ездим к одному. У него там такие собаки! Мы с ними и того и этого...» Он рассказывает, а я уточняю. Думаю, почему не знаю такого? Ну а после того, как он рассказал мне ту историю с тигром, в которой побывал я сам и которую недавно рассказывал на охоте с его шефом, дошло... «Слушай, — говорю, — так это ты, оказывается, ко мне на охоту ездишь? Только ты, наверное, забыл: в тот раз, когда ты буксовал в тайге, тигр не нападал на твою машину, а просто наблюдал из темноты за тем, что ты делаешь...»
Интересная закономерность — в Приморье медведя в десятки раз больше, чем тигра, но в разговорах на охотничьи темы он упоминается намного реже, более того, медведя здесь мало кто воспринимает как агрессивного хищника и конкурента охотнику. Урон природе от любого хищника, в том числе и браконьера, принято списывать на счет тигра. В этом плане он монопольно идеализирован, отсюда, с учетом влияния необоснованного трепа о нем, и соответствующее поведение большинства людей даже только при виде его следов. Но не будь в тайге тигра, крайним бы оказался медведь или другой более мелкий хищник, вплоть до ежика.
Одной из субъективных причин того, что на эту роль был, выдвинут тигр, послужило то, что его следы в тайге встречаются чаще, чем следы всех остальных местных хищников, и именно зимой. Волк, барс или рысь в местах обитания тигра малочисленны и не повсе-местны, а бурый и гималайский медведи с началом листопада отходят в высокогорья и до весны их не видно.
Былые отношения между человеком и тигром формировали желание обладать всеми лучшими чертами его характера, и это до сих пор отражается в легендах.
Этому способствует и мнение о том, что лекарственные препараты, изготовленные на основе тигриных компонентов, влияют на формирование характера человека — наглотался их, как японцы на Халхин-Голе, и хоть с саблями на русские танки. Все это ерунда! Если ты трус, то был и будешь им всегда. Можно допустить только психологическое воздействие и эффект от этого, да и то лишь до первой необходимости проявления себя в экстремальных ситуациях.
Организм тигра не может аккумулировать в себе биологически активные и ценные для человека вещества, подобно дикому женьшеню, или временно концентрировать их, подобно изюбру в пантах, во время их роста.
Биохимический состав любого организма в значительной мере зависит от разнообразия и состава употребляемой им пищи. И если изюбр волен выбирать себе пищу более чем из 300 наименований, то рацион тигра менее разнообразен и состоит в своей основе из белковых соединений животного происхождения, в чем мало отличается от рациона человека.
В основе приписываемых тигру целебных качеств, его составляющих — элементарная финансовая заинтересованность тех, кто на этом делает деньги. Наживаясь на этом, ловко используя человеческие слабости по отношению к запретному и научно необоснованному. Прекрасно сознавая при этом, что практической пользы для их клиентов от этого не больше, чем от домашнего женьшеня или тех же пантов вольерных пятнистых оленей, в загонах которых для их пропитания, кроме дуба, папоротника и нескольких видов трав, ничего нынче более и нет.
С той же целью рекламируются и вкусовые качества тигрятины. Решаясь впервые ее отведать, естественно настраиваешься на это, стараясь преодолеть брезгливое осознание принадлежности тигра к семейству кошачьих.
Во многом этому содействует сравнительное упоминание о том, что мясо рыси (так называемое царское) издревле почитается за деликатес и обладает отменными вкусовыми качествами. Это, конечно же, дело вкуса, но при этом не стоит проводить параллель между рысью и тигром и забывать о том неоспоримом факте, что мясо хищника во многом обладает структурными и вкусовыми свойствами мяса своих жертв. Не буду говорить о запахе, его при желании можно устранить. Но если в рационе рыси преобладают рябчики и зайцы, то и ее мясо будет обладать их вкусовыми качествами. И без добавок их не изменить.
То же самое и тигр. В основном он специализируется по кабану, поэтому его мясо очень жирное. Но при этом его структурные свойства таковы, что жир как фракцию отделить невозможно — большая его часть расположена в структурах мышечных тканей, и поэтому их механические свойства таковы, что сравнимы с отварным салом.
Добавьте к этому свойства изюбриного мяса выделять после обработки жировые соединения, которые при охлаждении образуют жировую прослойку на поверхности изготовленного из него блюда. Подобными свойствами обладает и мясо тигра, с той лишь разницей, что выделяемый им жир, остывая, не застывает, с плотностью, подобной изюбриному, а остается в полуводянистом состоянии.
Теплый кусок жаркого, изготовленного из тигрятины, очень мягок, его можно раздавить языком о нёбо, но практическую пользу из этого для своего организма может извлечь разве что беззубый. Во всем остальном целебного в нем не более, чем в мясе других плотоядных. А что насчет вкусовых качеств - то была бы основа, а для мастера в кулинарном деле это не проблема. Но и то, для того, чтобы рискнуть предложить оценить это по-трезвому, ему придется обработать его так, что в нем, как в рекламе «Тик-так», кроме 2-х калорий и возможности при случае похвастаться дегустацией тигрятины, ничего более и не останется.
Слыша звон о том, что «за бугром матрас с каркасом» стоит бешеных денег, многие из местных охотников уже заранее настроены на то, чтобы при случае им воспользоваться и что-то с этого поиметь: на данный момент цены на шкуры тигра стабилизировались, и дороже, чем за 2-3 тысячи долларов с первых рук, ее не продать, (хотя «там» она и стоит на порядок выше) а если шкура менее 2-х метров, то не станут за нее и разговаривать. Вычтите из предполагаемой суммы продажи оплату за услуги тому, кто сможет эту шкуру качественно выделать, транспортные расходы, время на поиск посредников и проценты оплаты за их услуги. Оставшуюся сумму разделите на число участников охоты, добавьте к этому официальный риск и только после этого решайте для себя, стоит ли овчинка выделки. Не забывайте и о том, что бизнес этот подпольный, и, в случае наезда жуликов, вам придется рассчитывать только на себя.
До недавнего времени официальное нарезное оружие было недоступно для большинства охотников, и это, как в пословице о запретном, притягивало к себе и побуждало любыми путями к его приобретению. Дальнобойность и скорострельность для большинства, превалируют при выборе перед такими понятиями, как практичность и убойность. Но нарезное оружие (здесь и далее распространенного в России калибра 7,62 мм) практично только на открытой местности. В тайге его применение в охоте на крупного зверя не только малоэффективно, но и опасно по той причине, что при большой вероятности рикошета и слабых останавливающих возможностей пули часты промахи или подранки, у которых при решимости постоять за себя всегда есть реальный шанс успеть это сделать. И дело тут не в охотнике. Для себя он заранее знает, на что идет. Те, кому приходилось последним выстрелом в упор добивать секача или медведя, прекрасно помнят, что страх после этого надолго остается не из-за зверя, а именно из-за боязни еще раз попасть с таким оружием в подобную ситуацию.
Вся эта предыстория к тому, что, стреляя в тигра при случайных встречах, многие об этом забывают. Нарезное оружие в таком деле по эффективности сравнимо разве что с шилом. Совет, конечно, советом, но для большинства любой из них доходит только на практике. Для меня это теперь дело прошлого, и я не возьму такое оружие даже в подарок. Это как троянский конь, приобретение которого чревато серьезными последствиями. Убить тигра можно и из «мелкашки», но только в том случае, если удачно попадете по голове или позвоночнику. И если попадание пули 12 калибра даже по брюшине кабана вызывает у него кратковременный болевой шок, за время действия которого всегда можно успеть добить его на месте, то тигра не сразу остановят даже попадания из нарезного оружия по сердцу или другим жизненно важным органам. Тигр, как и все его семейство кошачьих, очень живуч и крепок на рану. Его не остановят даже перебитые кости ног, и он будет до последней возможности стараться достать охотника.
Надеюсь, что многие со мной согласятся, по крайней мере, в том, что тигр — это не тот зверь, которого можно попытаться добыть, не учитывая при этом чреватых последствий и для себя.
Дело это, конечно, добровольное, но не забывайте об этом хотя бы тогда, когда держите в руках нарезное оружие или малокалиберную гладкостволку.
Подобная бесшабашность по отношению к тигру является основной причиной его нападения после ранения на человека. И в оценке подобных ситуаций не для специалиста в этом деле, из чувства солидарности к себе подобным, крайним всегда остается тигр. Но посудите сами: возвращаясь с вечерней охоты «на зеленке» к автомобилю и случайно высветив глаза неизвестно кого, стреляют по ним, надеясь в этом разобраться позже. И мало того, убедившись в том, что ранили тигра, тем не менее, продолжают его преследовать. И это летом, имея при себе только мелкашки и ножи. Стреляют с лабаза на солонцах, не думая о том, что утром с него придется слазить. С автомобиля стреляют даже картечью и после этого тропят в надежде на успех. Десятки различных случаев, а результат этого по большому счету один: или — или.
Невероятно, но факт, что большинство побывавших под современным тигром, остается в живых. Попади в подобных ситуациях под секача или медведя, и они, что называется, вывернут наизнанку. Тигр в этом случае довольствуется осознанием самого факта превосходства над подмятым под себя человеком. Подобное поведение тигра — следствие вековой борьбы с человеком, в которой выжили только те предки современного тигра, которые сумели осознать неизбежность пусть и вынужденного, но нейтралитета в своих отношениях с человеком. Но такое на деле бывает не всегда. Все будет зависеть от того, как быстро тигр успеет преодолеть в себе подсознательное «табу» по отношению к человеку. Он может только покалечить даже того, кто его ранил. Но только в том случае, если не успеет переосмыслить эти отношения.
Вследствие общения с человеком, отношение к нему тигра может измениться, но в любой форме оно будет категоричным по содержанию. Тигр может быть трусливым, осторожным и т.д., но если он будет наглым по отношению к человеку, то это чревато серьезными последствиями. Пусть такой тигр умышленно и не ищет встреч с человеком, но зато при случае и редко в чем ему уступает. Это сродни реакции его гордыни на застойный запах вегетарианца или любителя собачатины. С той лишь разницей, что теперь он по вине одного будет так относиться ко всем.
Не уступив дороги, такой тигр может и напасть, и сделает это осознанно. Но, тем не менее, последствия этого для человека будут зависеть от того, в каком психическом состоянии будет находиться тигр. Другое дело, когда в подобной ситуации стреляный ранее тигр вновь попадает под выстрелы. Он может отступить и тогда. Но, защищаясь, задавит, не думая.
Можно и ныне вынудить любого тигра стать людоедом, но такой тигр, в отличие от своих предков, уже не сможет долго существовать. Тигр, имевший печальный опыт общения с человеком, знает, как этого при необходимости избежать. Но в том случае, если он не желает этого делать, в его сознании жажда мести начинает преобладать над предусмотрительностью, и такого тигра, при желании, несложно отстрелять.
Тигр злопамятен, он легко запоминает запах и голос человека, и, не решаясь конфликтовать с ним в открытую, он, тем не менее, дождется возможности ему отомстить. Если это будет возможно в тайге, то он своим постоянным присутствием разгонит всего крупного зверя в районе зимовья того охотника, к которому имеет повышенный интерес. Если это фермер, живущий где-либо на окраине, он, при возможности, начнет давить его скотину, у пчеловода переловит всех собак и т.д. О том, что подобное случается по причине тигриной мести, можно судить по тому, что такую давленину тигр никогда не ест. Если тигр встретит своего должника в тайге, то он будет сопровождать его всю дорогу, и тем более, если с ним будут собаки.
В отношениях с тигром нужно придерживаться принципа сообщающихся между собой сосудов: чем больше его боишься, тем, понимая это, он начинает больше довлеть над человеком, и, наоборот. Главное при этом придерживаться правила «золотой середины»: «не падать ниц пред его стопами» и не «драконить» его до крайности своей назойливостью.
Чем лучше знаешь тигра, тем меньше придаешь значения возможным осложнениям при случайных встречах с ним. Но только в тех случаях, когда с вами нет собак. Собака при подобных случайностях является как раз той единственной причиной и целью, от вожделения, обладать которой тигр часто «теряет голову» и забывает о возможных для себя последствиях при нарушении им нейтралитета в отношениях с человеком.
Имея собак, работающих по любому зверю, не стоит ими рисковать в подобной ситуации. Сообразив, что рядом тигр, нужно суметь как можно быстрее взять их на поводки и продолжать свой маршрут по ранее намеченному пути. Нет смысла ждать на месте до тех пор, пока тигр не удовлетворит своего любопытства и, возможно, не отстанет. Тем более не стоит этого делать при ночных охотах, собаки своим поведением только привлекут его внимание. В таком случае, и особенно во время ночевок в тайге, присутствие собак может спровоцировать его нападение. Но в том случае, если человек ему не должен, пострадают только собаки. Дождавшись удобного момента, тигр сделает это так ловко, что собака не успеет даже пикнуть. В пылу азарта тигр случайно может даже наступить на человека, но никогда его не тронет. Ловя собаку, он знает, у кого ворует, поэтому заранее настроен на отступление.
Все происходит так быстро, что человек спросонья не всегда успевает испугаться. И даже если фонарь у него будет под рукой, он успеет высветить разве что вертикально стоящий хвост и зад тигра, уносящего на прыжках собаку. Какое после этого к нему может быть отношение? И особенно в том случае, если это была рабочая собака. Не хватит слов, чтобы попытаться это объяснить. Нужно самому побывать в подобной ситуации…
Хотя пристрастие тигра к собачатине и общеизвестно, оно, тем не менее, как и все о нем, несколько обобщено и не конкретизируется по обстоятельствам. А между тем, существуют определенные закономерности, позволяющие даже в заранее известном районе обитания тигра сократить до минимума риск гибели от него собак.
У тигра козьи по объему сердце и легкие, поэтому с учетом его веса он даже при желании не сможет долго преследовать свою добычу. Выход для него только один — атаковать ее как можно с близкого расстояния. И для того, чтобы подкрасться на это расстояние, ему необходимо затратить определенное количество времени. В этом вся суть. Желать поймать он может любую обнаруженную им собаку, но в подавляющем большинстве ему удается это сделать только, когда ничего не подозревающая собака находится на месте или, тем более, привязана. Поэтому-то ему чаще и удается это делать на стоянках охотников или на пасеках. Впрочем, та же участь может ожидать и ту собаку, которая при охоте крутится под ногами. В этом плане намного больше шансов уцелеть у той собаки, которая во время охоты постоянно находится в поиске. Обегая большими кругами тайгу, она успевает ее обследовать не только взглядом или на слух, но и по ветру, и поэтому чаще успевает вовремя обнаружить тигра. Во всяком случае, днем, когда тигр отдыхает, шанс поймать собаку у него будет только в том случае, когда она случайно набежит на него сама.
Эти случайности несколько возрастают в то время, когда тигр активен, то есть, начиная с вечера.
У меня было более сотни собак — часть из них погибла и под тигром. Но из их числа так перехватить он сумел «только» одну днем и трех ночью. Не буду, поэтому советовать держать только таких собак — к этому и так все стремятся, просто нужно стараться лишний раз не провоцировать тигра: при ночевке в тайге нужно всегда следить за костром, и если он начнет затухать, не полениться встать и подправить его, даже если выдалась теплая ночь. Надо привязывать на ночь собак и особенно тех из них, кто не боится тигра, или тех, кому не сидится на месте. Не стоит принципиальничать —  запускайте собак на ночь в зимовье, - по крайней мере, тех из них, кто этого заслужил, сделайте им вход под веранду зимовья и т.д. На пасеках не стоит без повода отпускать собак на ночь — засидевшись за день, они не только не дадут за ночь выспаться, но и своей активностью лишний раз только подставятся под тигра.
Будут эффективными и различные предохранительные меры защиты собаки от тигра. Один мой знакомый пасечник с этой целью связал в длину в форме шалаша несколько борон зубьями вовнутрь, в дальнем углу соорудил гнездо для собаки,  накрыл его поверх борон рубероидом и забросал свежескошенным сеном. В одну из ночей тигр, не долго думая, влетел туда вслед за собакой, забыв в тот момент обо всем на свете. Но тут же был вынужден несолоно хлебавши ретироваться, унося на себе это сооружение, словно необъезженная лошадь седока….
Шутки шутками, но шутить с тигром нужно только так, чтобы не вызвать у него чувства мести, во всяком случае, после дедовской шутки тот тигр об этом и не помышлял, обходя после этого его пасеку стороной.
Трусливая собака своим поведением может спровоцировать столкновение тигра с человеком тем, что кинется ему под ноги от тигра. При виде несущегося на тебя тигра почти невозможно удержаться от желания его пристрелить. В этот момент все происходит неосознанно и невольно. И даже если в это время промелькнет мысль о том, чтобы выстрелами только отпугнуть тигра, руки сами делают свое дело. И риск тут не столько в том, что тигр окажется рядом, а в том, что если не удастся его сразу убить наповал, то он, забыв о собаке, тут же кинется на тебя. Это не тот случай, когда тигр втихушку ворует собаку из-под человека. Там он всегда помнит о возможных пос-ледствиях. В данном случае он весь в азарте погони, в этот момент человек им не воспринимается как нечто опасное или запретное, он его просто не замечает. Но в то же время, в случае ранения, переход от азарта к проявлению активно-оборонительной реакции у тигра может произойти мгновенно и будет неуправляем.
И это не тот случай, когда нужно доказывать, что «трус не играет в хоккей». Это неоправданный риск, который проще и выгоднее предотвратить заранее, чем доводить дело до непредсказуемых для себя и тигра последствий.
Чтобы решиться поймать собаку из-под человека, тигру обязательно необходимо время для того, чтобы на это настроиться, и в том случае, если человек движется, ему это всегда сложнее сделать. Это при охоте на зверя, сообразив, что обнаружен, тигр еще подумает, как быть дальше.
Зато в случае с трусливой собакой он прекрасно знает, что та никуда не денется даже, если он будет обнаружен ею заранее. Поэтому-то в подобной ситуации заранее и удается по поведению собаки догадаться, с чем это связано. И единственный спокойный выход из подобной ситуации — выстрелами или словами периодически напоминать тигру о том, у кого он собирается поймать собаку. При этом нужно не забывать, что никакой зверь не поймет смысла сказанного, поэтому смысл по содержанию может быть любой, главное при этом не забывать об интонации...
Подставить охотника под тигра может и чересчур вязкая и непослушная собака. Как-то раз я охотился за енотами. Все как обычно — услышал лай собаки, подошел, забрал у нее енота, перекурил и иду дальше, слушая собаку. Потом она куда-то пропала. Через час слышу — лает в тайге километра за три от меня. Знаю, что не бросит и будет лаять до тех пор, пока не подойду. Нужно идти, подхожу ближе, слышу: рядом с ней вроде бы как козел гавкает, но знаю, что этого не может быть. Собака натаскана только по подранкам, найдя которых к тому же сразу давит, а не облаивает, и если бы это был козел, то она давно бы уже прибежала этим похвастаться. На рысь вроде бы тоже не похоже, да и рысь под собакой не будет мявкать. Подхожу ближе, высвечиваю, а она загнала в кусты годовалого тигренка и с лаем носится вокруг него. Отзывать бесполезно, пришлось ловить, бегая за ней по кустам. И это в одиночку, имея при себе только нож. Не скажу, что не трусил — еще как! Это я потом узнал, что мать того тигренка «подсветили» недавно на этих полях, а в ту ночь, вернуться на поля продолжать охоту я был уже не в состоянии, желание было только одно — быстрее домой…
Подобную дурость с моей стороны можно было оправдать только наивной молодостью и отсутствием соответствующего опыта. Во всяком случае, зная теперь, чем это могло для меня закончиться, на подобный риск сейчас вряд ли решусь. Вообще-то, что там и гово-рить, если бы не собаки, то я о тиграх знал бы не многим больше других. Тут можно вполне серьезно посоветовать: если хотите свести до минимума возможный риск встречи с тигром, не ходите на охоту с собаками. По их «вине» мне пришлось несколько раз побывать в подобных ситуациях.
При охоте с собаками всегда желательно, и не только по лаю, заранее определить, кого они закрутили. Это необходимо для того, чтобы успеть настроиться и знать, что делать. Это не тот случай, когда при охоте без собак увидели, к примеру, издалека медведя и решаете для себя, что такого не стоит и стрелять, хотя бы потому, что он слишком большой и некуда будет деть такое большое количество мяса... С собаками так — какого остановили, такого и бьешь.
В этом смысле по отношению к тигренку в подобной ситуации можно сказать и так, что сначала бьешь, а потом думаешь. Личной выгоды из этого никакой. Притравливать на нем собак тоже нет большого смысла — этим только приучишь их лишний раз наглеть по отношению к тигру, и взрослый тигр, поэтому их только быстрее передавит.
Если кому доводилось слышать крик рыси, то они согласятся с тем, что рысь кричит примерно так: резкое «я» у нее плавно переходит в «а» с последующим понижением на короткое «у» и почти неслышно заканчивается мягким «м». Примерно так же кричит и перепуганный тигренок, только у него первый звук произносится на хохлятский манер — гортанно, складываясь из «г» и «х», затем отрывисто-резкое, как у рыси, сочетание «я» и «а» и глухо заканчивается коротким «у». Убедившись в том, что тигренок ростом не выше собак — можно смело их от него оттаскивать. Такой тигренок сам не набросится. Он будет только в панике крутиться под собаками на одном месте. И чтобы он при этом не хватанул с перепугу за ногу или руку, не нужно ближе необходимого к нему подходить - оттаскивайте собак, ловя их за хвосты: оттащил, привязал — и следующую...
Причем ловить нужно в первую очередь самых неслухов, потому что, если тигренок вздумает убегать, остальных можно будет попытаться отозвать...
Творя благое, ни на секунду, ни стоит забывать о том, что тигрица может быть рядом, со всеми вытекающими из этого последствиями. Поэтому один из партнеров должен в прямом смысле стоять спиной к тому, что «деется», и крутить головой на все 360 градусов.
Не могу удержаться, чтобы не сказать несколько слов о собаках. Это отдельная тема, но, тем не менее, вкратце о том, что главное при выборе собаки — это наличие у нее соответствующего характера, а потом уже все остальное, что к этому прилагается — порода, родословная и т.д.
Зверовых собак можно подобрать практически из любой породы, Единственным «но» для некоторых из них в этом может быть только их рост. Не умея выбирать, приобретайте щенков только от рабочих собак, в достоинстве которых желательно заранее убедиться лично, а не довольствоваться словами их владельцев и не покупаться на различные тому бумажные доказательства типа выставочных дипломов. Любые разумные затраты на эту суету — это мелочи по сравнению с тем, чем впоследствии это окупится.
Не имея таких возможностей, можно рискнуть приобрести и «кота в мешке», но и в этом случае нет смысла держать его более года. В полгода щенок уже должен самостоятельно работать по пушнине, а к году, как минимум, в стае идти на любого зверя. В противном случае, не зная, как его натаскивать, нет практического смысла держать его дольше и тешить себя пустыми надеждами.
В натаске щенка желательно не перегибать палки. Но в то же время не стоит забывать и о том, что в таком возрасте у него наиболее зримо проявляются и надежней закрепляются все его лучшие качества. В тот раз, когда собаки случайно нашли тигренка, с нами был трехмесячный щенок, который, подбежав к тигренку, хватанул его за переднюю лапу. Это надо было видеть, и смех и грех одновременно, - тигренок так его за это шлепнул лапой, что тот примерно под 45 градусов на несколько метров улетел в кусты. Спасло его то, что в это время другая собака дернула тигренка сзади, и он, потеряв равновесие, зацепил щенка вместе со снегом и листвой. Но щенка не остановило и это. Упав сквозь ветки на землю, он тут же подскочил и с еще большим азартом бросился на тигренка. Вот и пришлось в первую очередь ловить не собак, а его…
В тайге собаки гибнут по разным причинам и, если они «зверовые», тем более ни одна из них до своей «пенсии» не доживает. В среднем два-три сезона — и накрывай в их честь поминальный стол.
Под секачами они в среднем гибнут в пять раз чаще, чем под тигром, но, тем не менее, объема одной обиды на тигра хватит за это же на пятерых секачей.
И причина не в том, что охотник привыкает к тому, что собаки часто гибнут под секачами. К этому не привыкнешь. Просто, когда собака гибнет под секачом, у охотника при желании есть все шансы ему за это отомстить. Отомстить за это же тигру почти невозможно. Вот именно осознание этого больше всего и раздражает.
И даже в тех случаях, когда собака пропадает в тайге по неизвестным причинам, крайним чаще всего предполагается тигр. Многие этим стараются подчеркнуть свою значимость как бывалого охотника, но это на людях. В душе стараются убедить в первую очередь самого себя в том, что это случилось именно так, как предполагается, потому что осознают, что, по большому счету, бросили, попросту предали свою собаку.
Собака может быть ранена и не иметь сил вернуться к хозяину. Может случайно влететь в петлю, капкан, «закопать» себя в норе и т.д. Ее однозначно нужно идти искать, но, не решившись этого сделать, кто же потом в этом добровольно сознается? Собака может попросту заблудиться. Была у меня одна такая проходимка, только отпусти — уведет собак так далеко, что потом не все из них в состоянии самостоятельно вернуться. И ладно бы это, а то закрутят зверя чёрти-где, пока найдешь, — смотришь, кому-нибудь из них уже и досталось. Бывало, пол ночи ждешь, потом ищешь до утра. Ценная была сука, но этим так достала, что пришлось отдать.
Можно привести десятки причин невозвращения собак, но в любом из них желательно убедиться воочию. Это должно быть сродни принципу о том, что, сколько ушло, столько же должно и вернуться. Во всяком случае, я при подобных предположениях не столько сочувствую рассказчику, сколько пытаюсь уяснить для себя, пошел бы с таким при случае в тайгу или нет.
Патологическая неприязнь тигра к представителям семейства собачьих известна давно. Будучи сытым, он спокойно воспринимает присутствие поблизости других зверей, но если увидит собаку и тем более сообразит, что в тайге она сама по себе, то тут же, забыв про свое благодушие, предпримет все, чтобы попытаться ее перехватить. И даже если не удастся этого сделать сразу, для него это будет делом принципа и престижа, и, забыв из-за этого обо всем, он со временем все равно своего добьется.
Енота и того он, пусть не всегда и съест, но задавит при случае обязательно. Поэтому-то в местах постоянного обитания тигра не встретишь ни енота, ни волка, ни бродячей собаки.
Не имея возможности воочию убедиться в том ущербе, который наносят природе волки или те же бродячие собаки, местному охотнику это трудно представить. Поэтому-то и недооценивается им роль тигра как «санитара природы». «Санитара» не в том плане, что тигр занимается селекцией. Конечно же, нет, он, как и волк, нападает на ближайшего к нему зверя или выбирает для этого того, кто помоложе. А «санитара» в том смысле, что тигр, истребляя своих конкурентов, приносит тем самым пользу не только природе, но и человеку.
В этом деле конкурентом охотнику является и сам тигр. Недолго думая, можно помечтать о том, что, не будь тигра, и зверя в тайге станет с избытком для всех желающих. Свято место пусто не бывает. Тигр, конечно, свое берет, но не будь его и эту экологическую нишу тут же займут одичавшие собаки и волки.
При этом нужно учитывать и то, что наст в Приморье — частое явление, и если тигра, как волка, при виде крови не «клинит» и он предпочитает довольствоваться одной жертвой, то волк при случае передавит все живое в округе.
Подобным примером я не стремлюсь «перелить воды» в защиту тигра. Этот зверь, хотя и малочислен, безоговорочно как вид нуждается в охране, но, тем не менее, это дикий зверь. И на деле все это возможно только в том случае, когда человек будет заранее знать, как себя вести в подобных ситуациях не только ради сохранения тигра, но и как без желания не рисковать не только собаками, но и при этих осложнениях и собой.
Отношение к тигру у человека формировалось веками. Во многом оно актуально и поныне, и в одночасье его не переделать, поэтому тигра били и бьют при случае до сих пор.
Эти случайности во многом неожиданны для человека. Тигр в состоянии предвидеть их заранее, беда его в том, что он недопонимает возможных осложнений для себя при подобных встречах с человеком, поэтому и не стремится их избегать заранее. И для того, чтобы свести эти случайности до минимума, необходимо не только разобраться в причинах их возникновения, но и найти возможности для их предотвращения.
Приведу для этого несколько примеров. В первом случае это был 4-летний тигр-самец, отстрелянный непреднамеренно по причине того, что во время ночной охоты с подхода охотник перепутал его с медведем. Последние метры подхода на расстояние прицельной видимости выстрела охотник был вынужден делать по влажной болотине, тигр при этом прекрасно его видел и слышал, но, тем не менее, соизволил в темноте подпустить на расстояние в 30 метров.
Во втором случае это была взрослая тигрица со старой травмой нижней челюсти, по причине чего вынуждена была промышлять в основном коз, причем в непосредственной близости от населенных пунктов и, к слову сказать, если судить по ее упитанности, она смогла успешно к этому приспособиться. В этом случае нападение тигра на автомобиль однозначно спровоцировали сами охотники тем, что с близкого расстояния под лучом фароискателя в течение получаса «активно» наблюдали за ее поведением.
В третьем случае трехлетний тигр-самец был отстрелян из-под собак.
На первый взгляд, все ситуации разные и обобщению с целью выявления причин происшедшего не подлежат, но, тем не менее, они существуют. И если в двух первых случаях мотивы вынужденного поведения охотников понятны и без пояснений, то последний для осмысления требует более детального рассмотрения. Имеющий в этом печальный опыт охотник знает, что третьего варианта выхода из данной ситуации не дано, и ему однозначно придется выбирать между собаками и тигром.
Обороняющийся от собак взрослый тигр — этот не медведь или кабан, которых они смогут держать на месте при необходимости в течение суток и более. В лучшем случае 1-2 часа, и он передавит всех собак. А что такое для охотника универсально работающие собаки, какая это редкость и когда он снова сможет, и сможет ли вообще, подобрать им подобных?!
Нельзя и кричать или тем более выстрелами пытаться отпугнуть тигра. Его этим, конечно, можно вынудить отойти, но дело в том, что собаки при такой поддержке часто теряют самоконтроль, основанный на избирательности проявления агрессивности к остановленному ими тигру, тем самым, ускоряя для себя заранее известные последствия.
Так или иначе, по крайней мере, для самих охотников, их действия оправданны. Во всяком случае, они не были направлены на заранее запрограммированный умышленный отстрел тигров, у которых было при этом достаточно неиспользованных ими возможностей для того, чтобы уклониться от случайной встречи, а тем более не дожидаться вполне реального осложнения событий.
Взрослого тигра, в отличие от другого зверя, если он не захочет, не сможет остановить ни одна собака. Не привыкший к такому обращению с собой, он это делает по собственному желанию, причем не из вынужденной необходимости защищаться, а из-за униженного назойливой наглостью собак собственного величия, часто при этом недопонимая возможных последствий таких встреч с человеком.
В описываемом случае это были два трехлетних молодых тигра, которые заночевали на давленине в непосредственной близости от зимовья. И, даже заранее услышав подъезжающую к нему автомашину, они не отошли после этого вглубь тайги, а соизволили только встать со своих ночных лежек и крутиться в их районе до тех пор, пока на них случайно не наткнулись собаки... Во всех трех случаях основная причина пренебрежительного отношения тигра к человеку — в отсутствии у него, закрепленного условного рефлекса на нежелательность близкого контакта с человеком. Причиной этого является то, что, находясь до определенного возраста под опекой своей матери, тигрята часто вынужденно пропускают один из самых главных своих жизненно важных уроков, давать ответ, на который им, тем не менее, рано или поздно все равно придется, но теперь уже без чьей-либо подсказки со стороны.
И поэтому к подавляющему большинству отстрелянных тигров принадлежат как раз те из них, кто помимо непосредственного отношения к человеку не успел еще уяснить для себя то, что его появлению часто предшествуют автомобиль, свет фароискателя или собаки.
И в то же время я далек от мысли принизить в этом умственные возможности тигра. Увидеть, а тем более успеть добыть опытного во всех отношениях с человеком тигра, это очень редкий случай и почти нереальный в плане заранее запрограммированного умышленного отстрела, во всяком случае, я бы не гарантировал ни одного шанса на успех.
Для наглядности приведу пример с той самочкой, которой посчастливилось уйти из-под собак. Ей повезло без последствий для себя уяснить сразу все, что такое человек, собаки, автомобиль и свет. После этого прошло два года. За это время она несколько раз попадала под собак, которые безуспешно пытались ее остановить. Не давая им в этом повода, она тем самым вынуждала их со временем возвращаться к охотникам.
В прошедшем сезоне корневщики случайно столкнулись с ней на
задавленном ею медведе, и даже в этом случае она заранее уступила
им дорогу.    
Она совершенно перестала ходить по наезженным таежным дорогам, при необходимости только пересекая их и не задерживаясь, сразу же отходя от них на более безопасное расстояние и т.д.
Но в то же время она не стала панически бояться человека, продолжая периодически появляться в непосредственной близости от его жилья. Просто она научилась должным образом с уважением относиться к человеку, волею случая, продолжая с ним периодически встречаться, но, умудряясь в то же время оставаться для него невидимой.
Все прекрасно. Но! В свое время она тоже станет матерью и сделает все для того, чтобы ее дети во время их совместной жизни не имели контакта с человеком. А что потом? А потом все рано или поздно опять повторится...
Досконально знаю, что такое браконьерство, видел не один десяток тигриных шкур.… Поэтому с полной уверенностью смею утверждать, что до 90% тигров отстреливается с автомашин при случайных встречах на таежных дорогах или в процессе проведения браконьерской ночной охоты из-под фары на копытных, выходящих в это время кормиться на поля.
Ловят тигра и при помощи различных приспособлений. Этот способ по-своему тоже хорош. Но его применение обусловлено многими условностями. Во-первых, это умышленный отлов тигра, и для этого нужно знать как минимум места его переходов.
Во-вторых, умышленно ловить тигра без выгоды нет смысла. Поэтому так его добывают только под гарантированный заказ. А для гарантии товарного вида шкуры и сохранения всего прочего это надо делать только зимой.
И, в-третьих, мало знать наличие тигриных троп. Только это потребует много времени для контрольных проверок самоловов и т.д. Для быстрого успеха в этом деле нужно уметь просчитывать периодичность прохождения тигра по своим тропам, а это целая наука. Для этого необходимо разбираться в различных видах миграций копытных, учитывать при этом их численность, погодные условия, необязательность тигриных переходов только по своим тропам и т.д. А этим владеют единицы даже среди профессионалов.
Обусловлено это тем, что при наличии зверя тигр предпочитает держаться подальше от человека, а это для него возможно лишь в менее населенных человеком районах края.
Там же сохранились и основные популяции промысловой пушнины и зверя, в погоне за которыми только там еще выгодно надолго забираться в глубь тайги. И только при подобных обстоятельствах можно при желании овладеть не только опытом умышленного отлова тигра, но и иметь для этого возможности.
И именно из-за отсутствия у большинства браконьеров опыта и возможностей для умышленного отлова тигра все надежды у них только на случай.
Для того, чтобы с этим согласиться, нужно хорошо себе представлять, что вынуждает тигра появляться в местах обитания человека.
Наш край приморский, и это особенно сказывается на его весенних климатических условиях: холодные зимне-весенние пассаты, дующие с северо-запада в сторону моря, сталкиваются с начинающими преобладать более теплыми муссонными ветрами. В это время наблюдается значительный перепад суточных температур, который с определенной периодичностью часто отрицательно влияет на завязь многих дикоросов.
И хотя географическое расположение хребта Сихотэ-Алинь и высота его отрогов местами способствуют стабильности суточных температур, тем не менее, в целом по краю ежегодная урожайность таких, в частности, основных кормов копытных, как плоды дуба, более стабильна в нижнем ярусе его произрастания — на частично закрытых от весенних ветров участках тайги, примыкающих к долинам рек и поймам ключей, то есть к районам, расположенным в непосредственной близости от населенных пунктов и окружающих их более обширной, чем в глубине тайги, сети дорог.
По этой причине у копытных часто отсутствует возможность выбора более безопасных для них мест кормежки в менее доступных для человека высокогорных районах тайги.
На день, конечно, копытные, а вслед за ними и тигр, отходят в глубь тайги. Но ночью они в поисках кормов просто вынуждены возвращаться обратно, тем самым, предоставляя больше возможностей и шансов на успех большинству тех охотников, у которых для этого есть только одна, быстро гарантированная и реальная возможность отстрела копытных, а заодно при случае и тигра — из-под фары.
Этому во многом способствует и местная специфика землепользования сельхозугодиями: долины таежных рек не превышают нескольких сот метров. Из-за возможных наводнений поля стараются распахивать под засев повыше к тайге, из-за этого же и дороги стараются делать вразрез между ними, и при желании с них можно просветить все поле.
То же самое и в тайге. Дороги чаще делают по срезу сопок, поэтому после листопада поймы ключей и склоны сопок местами просвечиваются с не меньшим успехом, чем на полях. Поэтому в неурожайные на желудь годы в местах осенне-зимней концентрации копытных тигра можно высветить в среднем 1 раз за 15 выездов. (За этот сезон только на ночных охотах я бываю до 50 раз — отсюда и данные о масштабах автобраконьерства.) С учетом того, что таких мест в любом из административных районов обитания тигра как минимум 1-2, и того, что в таких местах биологическая ниша на месте отстрелянного тигра заполняется другим, в первую очередь, можно представить, как часто тигр рискует при случае попасть под выстрелы.
Но даже в лучшем для него случае появившийся в таких местах тигр более 1-2 сезонов все равно не выживает и обязательно будет отстрелян. И основной процент отстрелянных таким образом тигров составляют как раз те, у кого нет соответствующего опыта в отношениях с человеком.
Ночная охота из-под фары — это очень увлекательный, простой для усвоения и добычливый способ. Риск встречи при этом с егерями если для кого и возможен, то не столько страшит серьезными последствиями, сколько разнообразит сам процесс такой охоты.
Так что с учетом этого главным хранителем тигра на деле была и остается... сама природа. Часто вынуждая копытных мигрировать в поисках кормов, она тем самым, пусть и не всегда удачно, способствует сохранению тигра в те годы, когда в тайге есть корма. И только благодаря этому он как вид еще существует на воле. Своеобразное и очень шаткое равновесие с учетом того, что его в скором времени наверняка нарушат современные арендаторы тайги. Пусть хотя бы официально, но цели у них благородные для всех и вся. Для всех, за исключением тигра. Пусть не все и не сразу, но при возможности они со временем организуют должную охрану своих охотугодий, подкормочные площадки и т.д. И это тут же скажется на стабильном увеличении в них численности зверя. Но ведь при этом в этих местах непременно появится и тигр...

 

Перепечатка статей без ссылки на сайт www.primlaika.ru запрещена.


Ваши комментарии, вопросы и дополнения:

P.S. Сообщения не содержащие ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ будут удаляться.

Комментарии на форуме: